?

Log in

Mary Xmas: Бо я давно не вірю в силу слова
свобода, равенство, сестринство
Ненависть к равенству: языке, имперстве и культурном нацизме 
13th-Feb-2017 02:15 pm
ass
Originally posted by felis_melas at Ненависть к равенству: языке, имперстве и культурном нацизме
Оригинал взят у trim_c в О языке, имперстве и культурном нацизме

Это еще один текст, который я ждал.
Потому что я знал, что это так, но я не хотел, чтобы исходило от меня.
И, видимо, не я один - думаю, что знали многие, но никто не хотел говорить. А Стреляный стар - и он решился и написал статью.


Язык власти

Чего не до конца понимают даже образованные русские западники, то есть люди, которые смотрят на Украину по-доброму? Они не до конца понимают русского и/или русскоязычного украинца. Это не так уж мудрено, ибо он сам себя понимает еще хуже. В чем был если не смысл, то итог четырехвековой русификации и саморусификации Украины? В том, что русский язык стал восприниматься как язык власти. Это внедрилось в подкорку. С этой штукой в подкорке до сих пор пребывают все русские и русскоязычные обитатели Украины. Что для них значит перейти на украинский? Это значит с языка властвования перейти на язык подчинения. Вот почему так чутко и болезненно был воспринят русскоязычной ипостасью Украины Майдан-2, причем с его первого даже не дня, а часа.
Крымом и Донбассом – только в первую очередь. Русское сознание Украины быстрее всех майданутых уловило, что история какбы-Украины кончилась – начинается история факта-Украины. Всем стало ясно, что русский язык постепенно, а может быть, и быстро перестанет быть языком власти. А кому, скажите, охота перестать быть носителем власти? Украинизаторы-государственники на Майдане-2 еще сами не знали, кто они такие, а Крым и Донбасс это уже про них знали.

Судьбе было угодно, чтобы украинский язык попытался наконец стать языком власти в Украине. Более того, так сложилось, что, не став языком власти, украинский перестанет просто быть. Тут знатокам и знаточихам уже наверняка пришло в голову слово "экзистенциальный". В данном случае оно синоним слова "трагичный", ведь борьба за власть – это бывает и за жизнь. Европейская (какая же еще!) идеология прав человека безоговорочно на стороне русскости. Для нее, этой идеологии, само собою разумеется, что если украинскому языку в этой схватке не повезет, если он сойдет на нет, то, значит, так тому и быть. Украинский же на это решает: нет, я еще потрепыхаюсь, хотя трепыхаться, когда на тебя наседают с двух сторон – и русскость, и права человека, – трудно.

Почему многие даже культурные русские люди этого не понимают, а ведь это такая вещь, которую надо еще и чувствовать? Они почти не знакомы с такими материями, как колониализм и постколониализм, а главное, в их подкорке, как сказано, обосновался язык власти. "И Петр, и я – мы оба правы". Правоту Петра русская душа принимает трепеща, а доходя до правоты Мазепы, леденеет.

Славянские ль ручьи
сольются в русском море,
Оно ль иссякнет – вот вопрос


Когда это писалось, в русском море имелось три ручья: украинский, белорусский и частично польский, а поэту-имперцу хотелось, чтобы там оказались и, естественно, растворились и чешский, и сербский, и болгарский, и пр. Польский давно вытек. Вытекут ли оставшиеся два? Точнее, остатки оставшихся. И что будет с русским морем? Вот вопрос. А вы говорите: культурная политика, терпимость, плюрализм… Это все демагогия или трескотня. Вплоть до Майдана-2 русские в Украине чувствовали себя имперской нацией в колонии. Как только колония решила повысить свой статус, им стало неуютно, тоскливо, противно. Им на выручку пришла Москва, и заварилась каша. Не представляю себе зрелого и честного русского имперца, который бы не согласился с этим определением сути дела.

Анатолий Стреляный – писатель и публицист, Радио Свобода


Идеология культурного империализма
Сразу скажу - Анатолий Стреляный абсолютный продукт СССР, хотя и боролся с ним всю сознательную жизнь. Но как русскоязычный продукт СССР он всегда был за то, чтобы в СССР остался один язык - русский. И процесс исчезновения всех прочих языков, а малых и славянских в первую очередь, - воспринимал как естественный и необходимый. И я сам думал в точности вот так - потому говорю со знанием дела. Я тоже был противником тоталитарной системы в СССР, в том числе и потому, что был уверен - она убьет страну. И она ее таки убила.
Но я желал сохранить единство культурного пространства и главенство русского языка и русской культуры в этом пространстве - в чем винюсь сегодня, я был неправ. Но Стреляный остался при тех вот убеждениях, и я его очень хорошо понимаю именно потому, что это мои собственные убеждения.

Меня переубедили русские. Общаясь с ними в начале 90-х достаточно много, я отчетливо осознал: русские неспособны видеть в нас равных они просто не способны на это точно так же, как белый расист из Алабамы был неспособен признать в неграх равных себе. Эта мысль была им дика абсолютно.

И отличие от расиста из Алабамы было в одном: негр не может перестать быть негром. А украинец может русифицироваться, и тогда - ну может не сразу не он сам, а его дети, но станут русскими и будут равны. Но пока этого не случилось - он есть хохол, т.е. в русском восприятии - унтерменш.
И - честный читатель - читая комментарии, которые русские оставляют здесь - скажите - да разве не сквозит в каждом из них несмываемое ощущение превосходство над хохлами - точно такое же, какое они испытывают над "черно...ыми", неискоренимое превосходство колонизатора над покоренными народами. Это ведь вещь абсолютно колонизатору необходимая - потому что оправдывает его власть, его угнетение, его экспансию и культурное насилие.

Он делает это потому, что он выше, это его естественное право как представителя высшей культуры - и в конечном счете это на пользу и миру и самим дикарям

Поскольку это так, то власть культурного нациста-империалиста оправдана тем, что полезна. И она ведь не нацизм, поскольку разделение не по крови, а по культуре. Но ведь нация - это и есть в первую очередь культура. Люди не собачки, национальность не порода. Национальность - это культурная общность, и бразильцы бывают биологически просто всех рас, но национально все они - бразильцы.

Русские не достигли того же уровня расовой терпимости, а евреев по крови (не по культуре) способны ненавидеть просто физиологически, но в целом они готовы принять представителя почти любой из десятков покоренных ими народов. Но при одном условии - он должен стать русским

Ненависть к равенству
Однако независимость от России русским переварить нелегко. Как!
Мы их можно сказать цивилизовали, приобщили ко всем богатствам своей культуры, а они... неблагодарные!

Они готовы терпеть независимость новых стран, выросших из бывших республик, но лишь в том случае, если она остается видимостью. Т.е. это должны быть союзники и притом именно "младшие братья" - т.е. ни о каком равенстве и речи быть не может, представление о равенстве наций в русской голове не умещается.

Они смирились с тем, что мусульманские страны не будут говорить по-русски и не станут православными - ладно, пусть признают реальность нашей власти. Но вот в православных странах - тут все сложнее.

Я не знаю, как в Беларуси, но вот как в Украине я очень хорошо знаю.
При формальной культурной независимости в СССР, реально доминировал безусловно русская культура и русский язык. И он был языком власти - невозможно было сделать карьеру во властных структурах, экономике, армии, науке - и плохо владеть русским. А вот русский мог делать карьеру в любой республике - и знать только русский. И тут Стреляный все очень точно подметил - язык власти.

Русские ощущали себя властью и привилегированными. И то, что в Украине они такими быть перестали - это оказалось потрясением. Я уже отмечал: вся борьба и все танцы вокруг языковых законов были фиговым листком. Ни о каком ущемлении русского языка не могло быть и речи - во всех общественных проявлениях, кроме может быть высшей власти, русский просто доминировал. Он доминировал в печати, на радио, в кино и на телевидении. И даже в независимой Украине доля лиц, которые называли русский родным языком продолжала расти.

Но при этом я неожиданно для себя самого с толкнулся с новым явлением, Может оно было и раньше, но расцвело оно именно в независимой Украине.

У русских, самых обычных людей, развилась какая-то почти патологическая ненависть к украинскому языку, культуре - вообще к проявлениям того, что вот перед ними украинец.
Они привыкли, что украинец должен подобно героям "За двумя зайцами" стесняться того, что он украинец и изо всех сил стремиться приблизиться к недосягаемой высоте - русскому.

Русские оказались не готовы принять украинца, который не стесняется своего низкого происхождения, того что он "селюк", малокультурный и не стремится стать похожим на русского, а напротив: гордится своей национальностью и даже склонен ее подчеркивать.
Такой украинец вызывал злобу такую, какую я только в кино видел да в американских романах; кто помнит "Душной ночью в Каролине" - как реагировали белые южане на ниггера, который вел себя не привычно-униженно, а как белый.

Тут Стреляный уловил все правильно. Русские ненавидят нас потому, что они перестали быть высшей расой, и им необходимо время, чтобы к этому привыкнуть. И подобно белым в Каролине или Алабаме они испытывают страх перед этими новыми хохлами(ниггерами, чернж..ми, жидами).

Нет, ну конечно же не все, не все русские оказались такими, это абсолютно понятно - в Украине далеко не все. Что оказалось для меня лично тяжким ударом - это как много расистов среди них оказалось. Причем это мои старые знакомые, зачастую - приятнейшие и образованные люди, вовсе не результаты подростковых психических травм и комплексов.

Но такой жуткой ненависти, такой злобы, со слюной, капающей с клыков - я такого даже у антисемитов редко встречал. И я начал лучше понимать американских расистов - это , видимо в природе человека. Пережить переход от доминирования, ощущения своего природного превосходства - к равенству... по-видимому, очень многим это почти невозможно пережить.

И когда вы встречаете посты, написанные русскими, которые захватили Крым и убивают на Донбассе - и при этом пышут ненавистью к каждому украинцу, который осмелился заявить, что он украинец и не признает неизбывного русского превосходства и не считает русских умнее себя (комплекс Черчилля) - помните, помните дорогие собратья-украинцы - это болезнь, ею переболели все "великие нации", в той или иной форме.

Многим людям нестерпима утрата ощущения своего доминирования. Просто мы происходим от приматов, а они иерархические животные, и инстинкт доминирования поддерживается как и большинство инстинктов - каким-то наркотиком. У этих людей просто ломка, хотя и в слабой форме. Как относится наркоман к попыткам отнять у него наркотик?

Я призываю к пониманию. Те, кто ненавидят нас сегодня, скорее всего такими и умрут, их не переделаешь. Но следующее поколение уже будет иным. У нас эта стадия в массе уже наступила - у лиц, моложе тридцати проявлений этого комплекса "лишения наркотика я не наблюдал.
В России процесс только начался, и нам придется это вынести. Кстати, Жеглов был прав, наказания без вины не бывает. Мы триста лет вели себя как Голохвастов, Проня и ее родители, нас унижали, а мы терпели и старались стать русскими.

И русские к этому привыкли. Но ведь есть в этом и наша вина - "терпел, чего терпеть без подлости не можно".

В заключение я хочу предоставить слово русскому интеллигенту, блестяще образованному, обладателю безусловно выдающегося интеллекта - и при этом крайнему русскому националисту, националисту до корне волос - академику Шафаревичу


Упоение силой – порок каждого большого народа – отнюдь не чуждо и русским. Если армии большой страны обрушиваются на маленькую соседку и если это им благополучно сходит с рук, то подавляющая часть населения большой страны испытывает при этом гордость и удовлетворение – увы, надо признать, что такова была в течение многих веков психология многих наций, и русские в этом отношении не являются исключением. Но мы не можем себе этого позволить, если хотим сохранить хоть тень надежды на то, чтобы жить в одном государстве с нашими теперешними соседями!

Но есть и типично русский порок в нашем отношении к другим народам. Это – неумение видеть границу, отделяющую нас от других наций, отсутствие внутреннего убеждения в их праве существовать именно в их самобытности. Как часто приходилось мне слышать, что русские с каким-то наивным недоумением пытались понять, почему украинцы, белорусы или литовцы не хотят хорошенько выучить русский язык и превратиться в настоящих русских.



Comments 
14th-Feb-2017 06:09 am (UTC)
Мені цікавий в цьому певний розрив між людьми, які подібні речі проговорили для себе в 1990-х (cf. М. Рябчука) і тими, що зустрілись з питанням в 2014-му. А були ж ще люди, які це проговорювали в 1920-х. І до того в ХІХ ст. Оця несинхронність є, можливо, не меншою проблемою, ніж "я желал сохранить единство культурного пространства и главенство русского языка и русской культуры в этом пространстве - в чем винюсь сегодня". Утворюються групи, які, знаходячись на "проукраїнських позиціях", не мають гадки про тяглість цієї традиції, вважають, що Україна стала державою в 1991-му році і т.ін. На цій фрагментації врешті-решт теж навчаться наварювати наші друзі.

"Мы триста лет вели себя как Голохвастов, Проня и ее родители, нас унижали, а мы терпели и старались стать русскими."
Чекаємо опуса Стефанії Оксанівни про Гоголя та весь "український проект культурної колонізації".
14th-Feb-2017 09:31 am (UTC)
так, я для себе е питання вирішила наприкінці 90-их -- цілком свідома тривалої традиції, але це мені не особливо допомогло :(
14th-Feb-2017 03:44 pm (UTC)
Я, власне, закликаю (ггг, закликати не мішки носити) до того, що треба мати якусь програму -- не обов'язково визнану, але хоча би обговорену -- залучення "неофітів" до "загальноукраїнських цінностей". По-перше, щоби не витрачався час на винахід велосипедів. По-друге, будь-яке прояснення ситуації з "російськомовними українськими націоналістами" є благом.

P.S. Цікво, trim_c читав порівняння з неграми в Рябчука чи сам до нього прийшов?
14th-Feb-2017 03:49 pm (UTC)
мені з фемінізмом вистачає роботи :)
This page was loaded Mar 27th 2017, 8:49 am GMT.