Mary Xmas (maryxmas) wrote,
Mary Xmas
maryxmas

про вигорання

Леся Литвинова

О слабых сильных людях.
Первый раз у меня дернулась рука об этом написать, когда увидела ядовитый комментарий под постом о реабилитации волонтеров. Что-то на тему "А что - все голодные уже накормлены, раненые вылечены, вдовы обеспечены? Не стыдно о себе думать? "
Второй раз - когда в сети активно обсуждалось самоубийство Юрия Мосина. С основным лейтмотивом "Ну что же никто не помог? где же были все те, кто пришел на похороны? "
А окончательно созрело сегодня. Цитатой из личного сообщения от одной сильной девушки. которую я безгранично люблю и уважаю : "Спасибо, что спросила вчера про мои дела. Хреново, если честно. Вообще чем дальше, тем глубже. Наверное надо пойти найти таких же как я и спросить, как они живут с этой болью. Либо я схожу с ума, потому что у меня есть две жизни. И та, что внутри, болит и конфликтует с той, что известна всем."
.............................................
Так вот. О слабых сильных людях.
Никто не знал, что забег окажется таким длинным. Никто не рвался в герои или спасители страны. Никто не собирался взваливать на себя непосильную ношу. Никто не оказался готов к тому, что жизнь изменится навсегда. Без всяких перспектив вернуться в привычный комфорт.
Сильных людей мало. Настолько мало, что они почти все знают друг друга по именам. Ну в крайнем случае - знакомы через вторые руки. Это даже не 10 процентов. Это меньше. Поэтому тем, кто наблюдает извне, трудно понять что и как с ними происходит.
Я далеко не самый сильный человек. И далеко не самый активный. Но могу говорить только на своем примере. Кто сочтет нужным - расскажет о себе сам. Хотя это и не принято. Мы же сильные.
Я просыпаюсь уставшей. Новый день наваливается на меня оставшимися со вчера проблемами. И списком новых, которые услужливо подбрасывает ФБ и почта. К утру у меня обычно 2-3 десятка сообщений в личке. Раньше было до сотни. Я боюсь нового дня. Каждого. Без исключений. У меня нет праздников и выходных. И отпуска нет. Я просто разучилась отдыхать. Даже если кто-то попробует запихнуть меня на месяц в санаторий или на экзотические острова - я не поеду. Потому что я должна. Неважно кому. Должна и все.
Я ненавижу телефон. Я боюсь снимать трубку, потому что не знаю что еще там услышу. Мне редко звонят просто так. И, если уж совсем честно, звонки "просто так" я тоже не люблю. Мне физически тяжело разговаривать. А часто и просто не о чем. Мало кому интересно слушать чем я занята. А на разговоры о погоде и театре у меня просто нет сил.
Я боюсь людей. По многим причинам. На каком-то этапе я перестала им верить. За эти три года я столько обжигалась, что окончательно уползла в ракушку и не высовываюсь оттуда без необходимости. Есть три человека в пределах досягаемости, которые более-менее знают что со мной происходит и с которыми я могу говорить откровенно. Это - много. Но у каждого из них есть своя жизнь и свои проблемы. Они не могут прожить жизнь за меня. И часто в самые трудные моменты я остаюсь со своими страхами один на один.
Мне снятся кошмары. Ничего кроме повторяющихся кошмаров много месяцев подряд. Не помогает ничто - ни спящий рядом ребенок, ни лошадиные дозы снотворного, ни стакан коньяка на ночь, ничто...
Мой организм отказывается работать в таком режиме. У меня язва, проблемы с сердцем и позвоночником, с нервной системой и зубами. И я ничем себе не помогаю. Не из упрямства. И не по скудоумию. Мне просто страшно. Я боюсь, что если начну лечиться и заниматься собой - я слягу. По-настоящему. И не встану больше никогда. Я отдаю себе отчет, что это неправильно. Но ничего не могу с этим сделать.
Мысли о самоубийстве посещают меня в среднем раз в месяц. Это похоже на приступ мигрени, с которым невозможно бороться. Ты готов на все, что б только остановилась боль. Вот прямо сейчас. Потому что дальше - невозможно. В такие минуты не думаешь ни о чем. Ни о детях, ни о любимом мужчине, ни о родителях. Ты просто хочешь не быть. Это страшно. И я научилась выуживать себя из этого состояния. Потому что за меня это никто не сделает. И потому что никто не будет знать когда в очередной раз я вошла в штопор.
Никто из тех, кто рядом, включая самых близких не понимает что творится у меня внутри. Это и невозможно передать. Тем более, что чем мне хуже - тем шире и беспечнее я улыбаюсь. Тем увереннее говорю, что у меня все хорошо. Тем старательнее крашу брови и ресницы. И никто не знает, что за благополучным фасадом - ничего, кроме океана боли и безостановочного крика. А я продолжаю улыбаться. Крик внутри не слышит никто. Улыбку видят все.
Я рассказываю это не для того, что б меня кто-то пожалел. Боже сохрани. Я осознаю происходящее со мной, я в здравом уме продолжаю жить так, как считаю нужным. Я просто не смогу по-другому. Никогда. И это я тоже осознаю.
Я просто хочу, что б те, кто рядом с нами знали - нас надолго не хватит. Вы уже, пожалуй, не сможете помочь нам, выгоревшим до самого основания и живущим за пределами собственных возможностей. Но вы можете хотя бы попытаться сделать что-то, на что не хватит сил у нас. Мы не всесильные. Мы не железные. Не думайте, что нас на все хватит. Не надейтесь, что мы справимся за себя и за вас.
И в конце повторю. Я не самая сильная. Не самая активная. Я считанные разы бывала "на нуле". Я редко езжу в серую зону. Я не дежурю в госпитале. Я не вожу "груз - 200" и не сообщаю матерям о смерти ребенка. Я не боюсь "зеленки" под домом. Я не общаюсь с жертвами пыток. Я не веду переговоры по пленным. Я много чего не делаю. Но знаю тех, кто живет еще и в этом.
Просто не верьте сильным людям, когда они говорят что у них все в порядке. Это не так. Обнимите, если рядом. Возьмите за руку. Не спрашивая и ничего не объясняя. Кого-то это удержит по эту сторону грани...
P.S Простите, что длинно...
Tags: війна
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments